1. Спецпроекты
  2. Бессчётное множество: подробно о том, кто и за что может заблокировать расчетный счет

Бессчётное множество: подробно о том, кто и за что может заблокировать расчетный счет

В 2017 году бизнесмены стали заметно чаще сталкиваться с ограничениями доступа к денежным средствам на расчетном счете.

Бессчётное множество: подробно о том, кто и за что может заблокировать расчетный счет

Инициаторами подобных мер могут быть:

  • Суды;
  • Судебные приставы;
  • Органы Федеральной таможенной службы;
  • Органы Федеральной налоговой службы;
  • Федеральная служба по финансовому мониторингу;
  • Обслуживающий банк.

Многочисленные основания для ареста расчетного счета или его блокировки находятся в области обеспечения возможностей удовлетворения своих требований к предпринимателям со стороны государства. Немалая доля арестов и блокировок расчетных счетов приходится на обеспечение исполнения судебных актов по коммерческим и трудовым спорам.

Самой неожиданной для предприятия причиной ограничения доступа к денежным средствам является блокировка обслуживающего банка. В подобной ситуации блокировки операций клиентов объясняются несоответствием их деятельности требованиям закона №115-ФЗ, Федеральный закон №115-ФЗ “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма„.

Чего хочет Росфинмониторинг?

Тема блокировок расчетных счетов предпринимателей и юридических лиц по вышеуказанной причине не нова, но в последний год она приобрела совсем иное значение и звучание, чем это было в предыдущие годы.

За последний год отношение многих бизнесменов к этой ситуации вынужденно трансформировалось от: “Это меня не касается, так как этот закон для противодействия терроризму„, к стадии: “Меня заблокировали? Это невозможно, я всегда так свой бизнес вел.„

Наконец, к последней стадии “какие документы предоставить, чтобы получить доступ к своим деньгам, и что делать для неповторения подобной ситуации в будущем?„

В настоящее время общепризнанный принцип «клиент всегда прав» пал жертвой усиления надзорной роли государства, которая очень удобно может быть реализована посредством наращивания давления на банковский сектор с целью увеличения прозрачности ведения бизнеса клиентами.

Об этой цели Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг) публично заявила в своей декларации целей и задач на 2017 год.

Стратегической целью в области деятельности финансовых институтов Росфинмониторинг определил “нивелирование рисков использования кредитно-финансовой сферы для проведения сомнительных операций„. Для достижения указанной цели необходимо обеспечить реализацию комплекса мероприятий во взаимодействии с Банком России, надзорными органами, направленных на снижение уровня вовлеченности финансовых институтов в совершение незаконных и подозрительных операций.

В период с 2014 г. по 2016 г. Банк России отозвал или аннулировал 316 лицензий у банков, и во многих случаях причиной явилось невыполнение требований Федерального закона №115-ФЗ.

Цели и задачи Росфинмониторинга и жесткость принимаемых Банком России мер научила банки реагировать на все выпускаемые рекомендации без обсуждения и сомнений в их целесообразности. Таким образом, управляемость процесса достигнута. А теперь осталось разобраться, что с реальной экономикой?

Что с реальной экономикой?

Здесь нам снова поможет декларация Росфинмониторинга, в которой единственной целью в области реальной экономики является “участие в декриминализации и повышении прозрачности отраслей реального сектора экономики с учетом выявленных рисков„.

Активное движение к достижению 2–х вышеуказанных целей и привело к столь радикальным изменениям в отношениях банк–клиент.

Первым заблуждением, с которым бизнесмены были вынуждены расстаться, было мнение, что закон №115-ФЗ “не про них„. Оказалось, что это только до поры до времени. Формулировки, содержащиеся в законе, позволяют организовать масштабную борьбу с серыми схемами ведения бизнеса, что в бизнес — среде называется оптимизацией налогообложения. Вот так в условиях новой задачи государственной важности по увеличению налогового бремени на бизнес нашлись инструменты (закон №ФЗ-115) и исполнители (банковский сектор), способные обеспечить выполнение поставленной задачи.

Очевидно, что вслед за изменившейся позицией государства следует перестроить схему ведения бизнеса и всем предпринимателям, которые в своей работе найдут у себя признаки, привлекающие внимание банков в соответствие с рекомендациями Банка России от 21.07.17 г.:

  • размер налогов и сборов менее 0,9% от дебетового оборота компании;
  • со счета не производятся или явно занижены выплаты заработной платы сотрудникам предприятия, а также связанные с ними перечисления по НДФЛ и взносам;
  • фонд оплаты труда не соответствует среднесписочной численности сотрудников организации или численность явно не соответствует объемам ведения бизнеса;
  • остатки денежных средств на расчетном счете отсутствуют либо незначительны по сравнению с объемами операций клиента;
  • платежи осуществляются по основаниям, не соответствующим обычной деятельности организации (основному ОКВЭД);
  • резкий рост оборотов, в т. ч. существенное превышение заявленных при открытии расчетного счета;
  • со счета не производятся платежи, характерные для ведения обычной хозяйственной деятельности (аренда, оплата коммунальных услуг и т. п.);
  • высокая доля снятия наличных или перечислений на счета физических лиц;
  • наличие в контрагентах юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, которые включены в стоп-лист;
  • совпадение ip-адресов и телефонов с контактами фирмы, которая находится в стоп-листе (этот признак особенно должен насторожить тех клиентов, у которых бухгалтерия передана на аутсорсинг).

Таким образом, выше перечислен разнообразный, но не полный перечень критериев, по которым банк может заблокировать расчетный счет. Каждый банк на свое усмотрение выстраивает политику в этой области, но если он планирует еще долго работать на рынке, то будет это делать с оглядкой на три сотни отозванных ЦБ РФ лицензий за последние три года.

Отличия внутренней банковской настройки в этой области, а также различия в имеющейся информации по клиенту может привести к тому, что в одном из обслуживающих банков клиента уже заблокировали, а в другом он продолжает работать. В такой ситуации неправильной линией поведения будет игнорирование факта блокировки. Включение предприятия в стоп-лист банка может негативно отразиться на деятельности его контрагентов, так как наличие деловых партнеров в числе неблагонадежных является дополнительным негативным фактором для банка, что в свою очередь может вернуться бумерангом к нему самому.

Как действуют банки?

Наличие неразрешенных претензий с одним из банков, скорее всего, послужит причиной отказа в открытии расчетного счета в других банках. Здесь необходимо помнить, что с июля 2017 г. Росфинмониторинг организовал через Банк России взаимодействие всех участников банковского рынка. В Росфинмониторинге подчеркивают, что попадание в список «подозрительных», не является основанием для отказа в обслуживании, но на таких клиентов необходимо обращать внимание в совокупности с другими признаками.

Банки кровно заинтересованы в бизнесе клиентов, но еще больше заинтересованы, чтобы Центральный Банк РФ не классифицировал этот клиентский бизнес как сомнительный, так как недостатки в системе выявления и предупреждения различных противоправных схем приводят к большим штрафам на банк, а затем и к риску отзыва банковской лицензии.

Банки не информируют своих клиентов о предстоящей блокировке счета, чтобы не создавать благоприятные условия для «схемщиков». Предупредить — значит сообщить, что у них есть несколько безнаказанных дней для завершения неправомерных операций и вывода средств со счетов, чтобы избежать их замораживания.

Расставаться с «хорошими» клиентами через закрытие расчетного счета стратегически невыгодно по двум причинам: первая – банкам необходимо зарабатывать на реально действующей базе клиентов; вторая – признание деятельности клиента не соответствующей закону №115-ФЗ, увеличивает долю сомнительных операций в общем объеме операций проводимых через банк. Именно доля сомнительных операций и объем выводимого капитала за рубеж, являются главными признаками, по которым Банк России классифицирует банки в ту или иную группу благонадежности, а значит и определяет меры надзорного реагирования.

С учетом вышеизложенного, клиентам имеет смысл апеллировать и предоставлять сведения о реальности их бизнеса и уплате налогов, в том числе и в других банках, а также задуматься об исключении сомнительных схем в работе. Необходимо обратить внимание, что блокировка расчетного счета не запрещает сделать налоговые платежи, отсутствие которых в достаточном объеме во многом является первым признаком несоответствия критериям, изложенным Банком России. Взаимодействие с банком целесообразно осуществлять напрямую, а не через разнообразные появившиеся фирмы, паразитирующие на оказании сомнительных услуг по разблокировке счетов.

При этом необходимо понимать, что банки для вывода клиента из стоп-листа должны иметь веские основания, а не просто декларацию о намерениях от клиента, что «буду жить и работать по‑новому».

Если банк не удалось убедить в своей благонадежности, то имеется два варианта развития событий: клиент уходит из банка, оплатив так называемую заградительную комиссию, которая достигает десятков процентов от суммы денежных средств, что должно лишать экономического смысла проведения сомнительных операций; второй вариант – безналичный перевод денежных средств на счет клиента в другом банке с закрытием расчетного счета. Последний вариант, конечно мягче, но и он оставляет черную метку «клиента под подозрением», поэтому оставшийся срок ведения деятельности предприятия может быть ограничен. В этой связи имеет смысл задуматься о создании нового юридического лица, деятельность которого еще не тянет за собой никакого негативного шлейфа. Причем новое предприятие откроет расчетный счет без проблем только, если собственника/директора еще не внесли в стоп-лист.

Чего ждать в будущем?

Резюме из всего вышесказанного: предприниматели, которым вопросы по финансовому мониторингу банки не задавали, и блокировке их расчетные счета не подвергались, должны уже сейчас свою деятельность сверять с рекомендациями Банка России, так как реагировать по факту возникновения проблем очень сложно – банки слушать готовы, но убедить их непросто, блокировки, как правило, осуществляются по вполне понятным формальным критериям.

Наверняка у многих может возникнуть вопрос: когда банки смягчат свои подходы и перестанут блокировать счета реально действующих предприятий? В этой ситуации приходится рассчитывать только на себя. Без добровольного изменения схемы ведения бизнеса в сторону портрета «хорошего клиента» деятельность продолжить не получится. Данную политику планируется продолжать, и условия ведения бизнеса в дальнейшем будут только ужесточаться. Политика Банка Росси последних лет в этой области находит отражение в докладах о том, что удается снижать объем проводимых сомнительных операций, и регулятор в целом справился с ограничением вывода капитала за рубеж.

Согласно статистике Банка России вывод капитала из страны последовательно снижается с 152 млрд. долларов США в 2014 г. до 19,8 млрд. долларов США в 2016 г. (в 2015 г. эта цифра 58,1 млрд. долларов).

При такой динамике с регулятором действительно не поспоришь. Впрочем, здесь кто‑то может вспомнить крылатое выражение «существует три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика». Действительно если посмотреть на период, предшествовавший 2014 г., то видим, что объем вывода капитала был значительно ниже, а в некоторые годы даже фиксировался приток, то есть нынешняя динамика не является следствием проводимой политики. Манипуляции со статистическими данными это отдельный разговор…

 

Людмила Фомичева
comments powered by HyperComments