1. Люди, события, мнения
  2. «Больше всего развитию мешает государство»

«Больше всего развитию мешает государство»

Непарадное интервью с директором «Борисовской керамики» Константином ХЛЕБНИКОВЫМ, в котором на многие вопросы он дает неполиткорректные ответы.

«Больше всего развитию мешает государство»

— Начнём, как в школе. Роль и положение «Борисовской керамики» в отрасли в целом по России, насколько значимо предприятие как экономическая единица и как носитель материальной народной культуры?

— Мы занимаем 4 место по объемам выпуска продукции, после 3 старых, давно действующих предприятий. Что касается значимости: уже сама отрасль из себя ничего не представляет, что мы можем из себя представлять?

— Если сейчас закроются границы, нам, россиянам, достаточно будет своей продукции?

 — Без проблем, удовлетворим все запросы потребителей. Например, мы сейчас начали выпуск профессиональных чайников для сегмента HoReCa, «Фишка» его в том, что крышка с замком: повернул, и она уже не упадет при наклоне чайника. Мало того, в его производстве используется еще одно ноу-хау: они изготавливаются методом штамповки сразу с носиками! Это огромное наше достижение, поскольку обычно носик к чайнику делается отдельно, затем прикрепляется вручную — операции требуют дополнительного времени, человеческих и материальных ресурсов. 

Если бы нас, государство поддержало, как уже несколько лет сельхозпроизводителей, это стало бы стимулом к бурному развитию. На сегодняшний день я готов производить 300 тысяч изделий в месяц. При моей цене это более 20 млн рублей выручки, и с хорошей рентабельностью. Но я этого сделать не могу, поскольку меня ограничат. Посредник между мной и розничным потребителем – оптовик, торговая сеть — лучше привезет из Китая. Потому что связи налажены, цены низкие, качество предсказуемое и регулируемое: хочешь – сделают лучше, хочешь – хуже. Ассортимент бешеный, не то, что у нас – всё квадратно-гнездовым, или так – или никак. Это проблема всего легпрома, который остался в стране – нечаянно уцелел. А потребителю все равно, увидит не нашу этикетку – дополнительный приятный бонус. Все иностранное — хорошо, наше не любим, себя не уважаем. Поклоняемся нерусскому «Мерседесу», китайскому фарфору. И это во всём, даже в посуде. 

— Откуда привлекаете кадры? Где обучаете? Как работает система мотивации сотрудников? Текучка высокая?

— Кадры местные или белгородские, учим сами всему. Есть 5% «бегунков», как везде. Средний возраст сотрудника 38 лет. Что касается специалистов, тут не приходится выбирать — их практически нет. Я технологов по нашей отрасли – посудников — знаю всех в лицо, по имени-отчеству, и когда у них день рождения, и что они покушать любят. Вахтовый метод пытались применять, приезжали технологи работать, но это несерьезно, человек должен болеть за свое производство. Такой метод возможен только для временной работы, например, если специалист ставит какой‑то процесс. А переезд с предоставлением служебного жилья иногороднему я позволить себе не могу. Некоторые агрохолдинги могут себе это позволить, но им государство создало условия. Будь такие условия у меня…

Мотивация? Это премиально-сдельная система оплаты труда, или окладно-премиальная для технических работников. Премии получают за внедрение, за новшество, за оптимизацию процесса. Если главный технолог желает кого‑то поощрить, приходит со служебной запиской.

— Ручное управление?

— У нас страна вручную управляется, что там мне с каким‑то заводом! (смеется). Специалисты ездят по загранкомандировкам, это обязательно. Китай, Италия, Германия. С одной стороны, это необходимость – мы ездим учиться, везде разные школы, с другой — стараюсь вывезти больше людей, особенно заслуженных. Может, он даже не по профилю едет, но я хочу, чтобы люди посмотрели, что делается в других странах. Когда приехали первые итальянцы, мы волновались – это же итальянцы! А сейчас: ну приехали, и приехали. Поездили мы по их дорогам, такие же, как у нас в области. Немножко люди даже свысока смотрят. Переродились, не без моей помощи. В США собираемся ехать, в Японии интересно побывать. Выставка в Италии запланирована, повезу слесарей и инженера. В октябре поездка в Китай – повезу двух технологов. Едем на учебу по глазури, есть уже партнеры, друзья – договорились. Есть свободное место – беру даже директора склада. Когда человек поездил, у него виденье другое, кругозор шире. 

— Учиться постоянно – требование №1? Оно как‑то коррелирует с возрастом?

— Я принимаю всех, кто пришел. И заряжаю на учебу. Кто не хочет – тот отсеивается. Остаются легкие на подъем, быстро схватывающие и исполняющие. В основном это молодежь и средний возраст. Если придет опытный человек, то в качестве продавца, на мой взгляд, это не лучшая кандидатура. Сейчас другие техники и каналы продаж. Например, система работа с торговыми сетями сложилась за последние 5 лет. А человек заряжен тем, чтобы навьючить на себя партию продукции или прыгнуть в машину и поехать на Север продавать – те времена давно прошли. Вопрос буквально на злобу дня, мне не далее как вчера такого торгового агента презентовали. А если человек 55–60 лет пришел сторожем – с удовольствием, то поколение очень ответственное, особенно женщины. У меня они выполняют функцию охраны, ведут видеонаблюдение в цехах. Ночью смотрят за работой отопительного котла, за массозаготовительным участком. Смены уходят, а оборудование остается работать, в случае внештатной ситуации они жмут тревогу и отключают оборудование. Это очень ответственная работа. Я туда человека в 22 года не поставлю. Где больше ответственности – там постарше.

— Константин, расскажи, как строятся продажи на предприятии?

— Наши продажи — 50% сети, 50 – умирающий рынок оптовиков. Стараемся выйти на магазины, но они тоже умирают, потому что сети всех давят. Им никто не указ. Мы пытались через министерство закон провести – бесполезно. Когда к офису подъезжаешь и видишь, из каких машин выходят менеджеры по закупкам… Х6, Порше – это так. Рядовые закупщики – для нас они полубоги – намного серьезнее любого чиновника министерства, за ними реальная власть. Вот кто решает вопросы. Сейчас одобрены две акции с торговыми сетями, одна на 18 млн рублей, вторая на 20 млн. Для меня это огромные деньги – это решил обычный менеджер по закупкам. 280 семей с этого живут! Это такая серьезная добавка для предприятия, что не передать! Откатов никаких не давали, мы не практикуем эти вещи.

— Какое вознаграждение за сделку с торговыми сетями получил ваш сотрудник?

— Хорошее. У меня менеджеры отдела продаж получают оклад 15 тысяч плюс 3 вида бонусов: коллективный — за выполнение общего плана продаж, индивидуальный — процент с личных продаж и мотивационный — вознаграждение с первой и второй продажи новому клиенту. Пусть много получается, главное, чтобы работали.

— Отдельно вопрос о женской занятости. Сколько женщин на предприятии? Есть ли для них какие‑нибудь льготы?

— 60% работников — женщины, и я на них опираюсь. Женщину нельзя ставить первым лицом, но можно ставить вторым. Первым лицом нельзя, потому что тогда мужчины чувствуют себя ущербными. Декретные отпуски – не проблема, женщина предназначена для рождения детей, это ее личная жизнь. Никаких условий типа «повышение при условии, что три года в декрет не уйдешь», как в крупных городах, у нас нет. Это отвратительно! С детскими садами в Борисовке дела неважно, но доплачивать за няню или д/сад даже нужному специалисту нет возможности. 

Памятник гончару Константин Хлебников установил по собственной инициативе
Памятник гончару Константин Хлебников установил по собственной инициативе  

— Тренинги, семинары, вебинары, приглашение коучей, бизнес-тренеров и прочие формы повышения квалификации применяете? И как сам к ним относишься?

— В основном для технологов, бухгалтеров, меньше для отдела продаж. У нас своя специфика, поэтому общепринятые курсы нам не подходят. Для какой‑то категории тренинги важны, например, чтобы придать уверенность в себе. Для тех, кто давно на рынке, они бесполезны.

— Что мешает работе и развитию больше всего?

— Государство. Мешают чиновники, всяческие придумки. Такую бюрократическую машину нужно кормить, а корма все меньше. Это я о федеральном уровне, на местном, наоборот, помогают и поддерживают. Помех много: несовершенное и постоянно меняющееся законодательство, налоги, прописанные процессы, ограничения. Теперь ещё «Платон» – одна из мелочей, но в массе эти мелочи, как в поговорке, «могут и верблюду хребет переломить».

— Сколько времени в году проводите в разъездах? И насколько они оправданны?

— Минимум 3 месяца в год в разъездах. Оправданны на 80%, остальное — отвлечение, иначе можно свихнуться. В командировке развлекательных программ нет, я такой человек, что если я еду работать, я не могу развлекаться. Раз в год на неделю еду отдыхать, но если рядом есть что‑то интересное с точки зрения бизнеса – обязательно посмотрю.

— Жизнь владельца бизнеса и директора – какова она? Как расставляются приоритеты?

—Работа, работа и еще раз работа. 99% — работа. Мысли, сны, планирование поездок, командировок — вся жизнь в этом. Даже если я вышел траву на луг покосить, мысли все равно о том, что я буду делать завтра, как, с кем я это буду делать, уходить от того или иного назойливого внимания государства. Колоссальная помощь – жена, это не просто боевая подруга. Знаешь, есть противотанковое ружье, его обслуживают двое: первый номер и второй. Так вот, жена это второй номер, я без нее стрелять не могу, потому что она патроны подает. 

Мария Соловьева
comments powered by HyperComments